Как балеринам удается не полнеть?

«Ой, с тебя такой (впишите профессию), как с меня балерина!», — говорят, когда стремятся подчеркнуть разницу между желаемым и действительным, осечь чью-либо необоснованную (само)уверенность в силах и таланте. Высказывание имеет эффект точечного бомбового удара, если та, кто «с меня балерина» обладает заметными диспропорциями фигуры, свойственными людям с лишним весом. А таковых, как мы знаем, среди нас —  немало.

Но еще больше тех, кто, обладая завидным и, скажем так, аппетитным сложением тела, считает себя жирным, толстым, несимпатичным. Виноваты треклятые стереотипы, льющиеся бурным потоком с телеэкранов, рекламных щитов, из интернета. Если ваш индекс массы тела не выходит из диапазона нормы, оставайтесь таким (такой), как вы есть и радуйтесь жизни. У балерин, танцовщиц профессия тем и характерна, что им следует быть легкими и «подъемными». Иначе, как говорится, «вон из профессии». Конечно же, балерины сидят на диетах. Но если результат их не устраивает, на смену здоровой диете приходит… нездоровое пищевое расстройство.



Балерины начинают тренироваться в очень юном возрасте, лет с четырех. Девочка растет, идет в школу, и, превращаясь в подростка, начинает замечать многое, чего для нее не существовало раньше. Оказывается, мальчишки могут быть привлекательными, и это — хорошо. Плохо то, что у маленькой танцовщицы начинают расти грудь и бедра, что не вписывается в засевший в голове идеализированный образ стройной и хрупкой балерины. Как же так? — переживает девочка, — Я с детства танцую, тренируюсь, все балерины на сцене театра не имеют ни бюста, ни животика, ни бедер, а я вдруг стала такой уродиной! И начинается что? Правильно, невроз.

Откуда же взялось представление о том, что истинная балерина  должна быть худосочной?

Представление о балетном телосложении сложилось еще в 18 веке. Жила-была французская танцовщица Мари Анн Камарго. Легконогая и миниатюрная, среди мужчин-танцоров на сцене взрослая и тренированная Мари выглядела маленькой девочкой, практически ангелочком. Причём — в нужном месте и в нужное время, ибо классический балет только-только входил в моду. Камарго стала суперзвездой, и каждая молоденькая танцовщица мечтала выступать на одних подмостках с Мари. Однако, руководитель труппы отказывал в приеме на работу всем, кто был выше или плотнее, чем Камарго. Как только девочка-подросток вырастала выше 165 см, путь в звездный балет для нее обрывался. Подобные «прокрустовы» ограничения коснулись и прочих параметров фигуры — обхвата груди, талии, бедер.

Минуло почти три столетия, а стандарты не изменились. Ну, или совсем чуть-чуть, с поправочкой на акселерацию.

Среднестатистическая балетная танцовщица очень переживает о том, как выглядит ее тело. Ведь она тренируется в обтягивающей одежде, перед зеркалом, от которого, как говорится, ничего не спрячешь. Мастерство танцора строится на фундаменте самоконтроля. Обычный человек смотрит на себя в зеркало нечасто — чтобы причесаться, навести «марафет», оценить, к лицу ли новая юбка или брюки. А у балерины нет выбора — она ВСЕГДА глядит на СЕБЯ. И сравнивает себя с коллегами, выполняющими те же па у того же станка. И вдруг оказывается, что кто-то — стройнее, изящнее, «перспективнее». Девочку, грубо говоря, начинает «давить жаба». Видовое название сего земноводного — Анорексия Нервоза.

Худоба необходима танцовщицам еще и потому, что им приходится высоко прыгать, быстро крутиться и балансировать на цыпочках в течение долгого времени. Если вес тела превышает «балетную норму» или «пляшет» день ото дня, выполнять заданные фуэте и бурре танцовщице становится сложно — не хватает силёнок. А партнеру-мужчине — труднее выполнять поддержки. Зная об этом, балерины стремятся сохранить худобу любой ценой. Тощая фигурка — это своего рода пропуск на большую сцену, в дивный мир аплодисментов, гастролей, букетов и гонораров. Многие из юных балерин перед приемом на работу неделями сидят на мочегонных чаях и таблетках, искусственно вызывают у себя рвоту и совершают множество иных глупостей. Молодые неокрепшие мозги впитывают вредную мысль о том, что быть аноректиком — единственный шанс  сделать карьеру на балетной сцене.

В итоге у 99% процентов профессиональных театральных танцовщиц развиваются пищевые расстройства. Но об этом не принято говорить. Иногда балерины умирают от истощения. Об этом тоже не принято трезвонить.

Вывод: стереотипный взгляд публики на каноны телосложения  балерин наносит их организмам непоправимый вред. И, видимо, такова судьба…

Вы — балерина? Нет? Тогда не морочьте себе голову и кушайте то, что вам нравится и сколько вам угодно.

Мы будем рады видеть ваши отзывы

Оставить отзыв